ВЕЛИКАЯ КРАСОТА

Грохочет барабан и ревут струнные. В огромном пентхаусе в центре Рима всю ночь продолжается дикая вечеринка – Джепу Гамбарделла (Тони Сервилло) сегодня исполняется 65 лет. Внешне похожий на ящерицу изящно язвительный Джеп стал в Риме символом декаданса. Следуя традициям иезуитов и клана Медичи, он знает о жизнях людей больше, чем следовало бы, и ежедневно наслаждается своим влиянием в Риме, будто полноправный правитель античных мраморных джунглей. Однако этот день рождения становится знаковым в его жизни, и столкновение лицом к лицу с бренностью существования отправляет Джепа (и нас вместе с ним) в сказочное путешествие по настоящему и прошлому Рима, по воспоминаниям Джепа, его влечениям и разбившимся мечтам.
«Великая красота» – фильм слишком аристократичный, чтобы придерживаться каких-либо нарративных структур. Вместо этого он предлагает красочный, полный приключений вояж, галантно нарезающий время и пространство,  словно пармскую ветчину. Те, кто на «ты» с Феллини, знают, что иногда нужно просто отдаться власти экрана. Но если Феллини изображал Рим с любовью, то для Паоло Соррентино за верхним золотым слоем следует нагромождение пластов перегноя разных эпох. Этот фильм одновременно и ода, и элегия Риму.
В этом году Паоло Соррентино исполнилось 43 года, и он снял лучший за свою карьеру фильм. Может, ему, как и Джепу, не дают покоя мысли о бренности жизни? Может, это и хорошо, если шорох смерти порой напомнит нам о нашем времени и месте?
Тристан Приймяги